Почему Болат Жамишев сам себя игнорирует
Почему Болат Жамишев сам себя игнорирует
Читать
Украинских диверсантов задержали в Севастополе
Украинских диверсантов задержали в Севастополе
Читать
В России поисковик Google оштрафовали на полмиллиона рублей за "незаконные" сайты
В России поисковик Google оштрафовали на полмиллиона рублей за "незаконные" сайты
Читать
Image Alternative text

Сербиана Бабкена Симоняна


Самый известный армянин в Сербии и самый известный серб в Армении, поэт, переводчик, публицист и сербист Бабкен СИМОНЯН назначен первым Почетным консулом Сербии в Армении. Этой стране, ее литературе, культуре, истории он посвятил более тридцати лет своей жизни. Он автор семи книг стихов, очерков, эссе, путевых заметок и около 800 публикаций, а также литературных переводов с сербского на армянский и наоборот. За большой вклад в развитие и укрепление армяно-сербских культурных связей в 1993 году Бабкен Симонян награжден золотым нагрудным знаком Министерства культуры Сербии. В 1994 году за книгу эссе и путевых заметок «Сквозь балканские пожары», вышедшую на сербском языке, ему присуждена литературная премия «Святой Савва». Бабкен Симонян — член Союза писателей Армении и Союза писателей Сербии, а с 1995 года — официальный представитель Союза писателей Армении в Сербии. Сейчас помимо своей дипломатической деятельности, работает над составлением первого сербско-армянского словаря и переводит новые произведения, продолжая строить свою Сербиану.

-Каковы функции и полномочия Почетного консула, в чем заключается ваша деятельность?

- В первую очередь, хочу сказать, что это звание мне присвоено по решению правительства Сербии, учитывая мою многолетнюю творческую деятельность в армяно-сербских культурных отношениях. Безусловно, такая оценка приятна и хочется оправдать доверие целой страны, близкой и дорогой мне. В мои обязанности входит налаживание и укрепление мостов между двумя народами во всех сферах, включая культуру, литературу, науку, спорт, туризм, издательское дело и другие. С целью ознакомления культур хотелось бы, чтобы как можно больше сербов побывало в Армении и армян в Сербии. В обязанности консула входит также принять соответствующе граждан Сербии, которые бывают в Армении по различным делам, оказать помощь и дать консультации при необходимости. И мне отрадно отметить, что в течение более чем 750-летней истории армяно-сербских отношений впервые официально, на дипломатическом уровне открылось консульство, которое будет координировать все вопросы, связанные с Сербией.

-В вашей литературной деятельности Сербия занимает главное место. Откуда такая горячая любовь к этой духовно близкой, но все же географически далекой от нас стране?

- Почему я выбрал Сербию, а не любую другую страну?! Это один из трудных для меня вопросов... Возможно, меня сильно впечатлила история... В шестом классе у нас была замечательная учительница по истории – как сейчас помню ее воодушевленный рассказ о борьбе сербского народа против турецких угнетателей, о битве на Косовом Поле в 1389 году. Ее прекрасный урок о Косовской битве, о храбрых сербах и их предводителе князе Лазаре надолго запечатлелся в моей памяти. Позже в Армению очень часто приезжали писатели, деятели культуры, такие известные звезды югославской эстрады, как Радмила Караклаич и Джордже Марьянович. Я ходил почти на все эстрадные концерты, на встречи с писателями, чтобы слышать живую сербскую речь и через нее ощутить пульс далекой страны. Тогда я не знал сербского, хотя кое-что смутно понимал, мне приходилось через русский язык приближать к себе все сербское — историю, литературу, культуру. Сербия все больше и больше становилась частью моей жизни, но мне почему-то казалось, что эту страну я никогда не увижу, она так и останется для меня голубым миражом, несбыточной мечтой... Годы летели, а любовь к Сербии все больше крепла, пуская корни в глубину души. В начале 1970-х годов я начал заниматься изучением сербского языка. Потом — поездки в Ленинград, знакомство с известными преподавателями-сербистами тамошнего университета. В 1982 году, в качестве туриста, мне впервые посчастливилось поехать в Югославию. Не верилось, что я увижу эту страну собственными глазами. Еще до прибытия самолета в белградский аэропорт «Сурчин» я внимательно смотрел через иллюминатор на сербскую землю. И вот мы приземляемся, нашу группу встречает гид-переводчица. Едва мы отъехали в город, как я понял, что от волнения забыл о своем чемодане и попросил нашего руководителя вернуться назад, в аэропорт, где мне любезно вручили мой багаж. Руководителя группы, конечно же, слегка рассердила моя «рассеянность». Но откуда ему было понять, что творилось в моей взволнованной душе, откуда ему было знать про урок истории в шестом классе? Я и не пытался объяснить — ему было не до того. В Югославию я прибыл уже с определенным багажом сербского языка, который помог мне ощутить живой пульс страны, узнать ее прекрасный народ. Это была моя первая, очень короткая поездка. С тех пор я побывал в Сербии несчетное число раз, а с 1993 по 1998 годы жил там и творил. С сербами меня породнило очень многое — их кровавая история, схожая с нашей, общность в литературе, народных сказаниях, мифологии, эпических песнях и, конечно же, их обычаи. Вот так я «заболел» Сербией, и эта прекрасная «болезнь» сопровождает меня уже более тридцати лет.

- Как обстоят дела с сербским языком в армянских ВУЗах?

- Сербский язык никогда не преподавался в Армении. Но, наряду с другими славянскими языками, мне предложили открыть курс и сербского в Лингвистическом университете им. Брюсова, а также на русском филфаке ЕГУ. Открытие этих курсов получило большой отклик в Сербии. И у меня была задача подготовить несколько сербистов, которые продолжили бы мой путь. В советское время переводы с сербского на армянский делались через подстрочники на русском. Моя преподавательская деятельность способствовала приобщению к переводу с оригинала. Не смотря на мою объемную библиографию, у меня так и не вышла отдельная книга переводов с сербского; думаю, что полное собрание переводов, от классиков до современников, было бы прекрасным отражением развития сербской литературы и духовного мира дорогого мне народа. Знаете, по менталитету сербы очень схожи с армянами... Даже их песни и танцы настолько похожи на наши... И по их судьбе прошелся турецкий ятаган.

- Говоря о переводе, всегда затрагивают тему трудностей оного... В чем трудность перевода с сербского?

- Вся трудность не в языковой сфере, а в духовном мире писателя. Нужно вжиться в народ, чтобы понять их мысли и образы. Есть образы, которые буквально не переводятся, необходимо подобрать более или менее соответствующие, как это сделал, к примеру, Ованес Туманян, переведя отрывки из сербского эпоса. Чтобы хорошо переводить сербский фольклор, нужно знать хорошо свое, национальное народное творчество. Ну и, конечно, нужно прекрасно владеть языками, на который и с которого ты переводишь. Были трудности и в плане стихосложения. Найти хорошее решение для перевода, не искажая смысл оригинала, задача не из легких, но я считаю, что нет непереводимых произведений.

- Ваша литературная Сербиана наполнена яркими образами – и в поэзии, и в документальной прозе... В чем ваш секрет источника вдохновения?

- Для меня Сербиана включает в себя литературную и переводческую деятельность, преподавание и мою дипломатическую миссию. Сама Сербия – это яркая страна с богатой культурой. Народ, который не страдает, практически ничего не создает, а литература – это зеркало истории. История Сербии непроста. За семь лет я смог пропитаться этим народом, созерцая красоту их местности, вдыхая воздух и вслушиваясь в мелодию Слова. Этого мне хватило, чтобы создать свою Сербиану прежде всего через поэзию, так как я – поэт, потом через документальную прозу. И я могу сказать, что во мне частично бьется сердце серба, ибо, чтобы писать об этой стране тепло, с любовью, нужно ощущать в груди их сердце. Все мои сербские стихи – это выражение любви, сострадания и боли...

- Что, по-вашему, является главным для творческого человека?

- Каждый творческий человек должен подходить к делу осмысленно, с чистой душой. Нужно уметь ценить Слово, умело использовать его и отчитываться за слововязь перед собой и читателем. Все эти факторы нужно учитывать, чтобы потом не было стыдно. Мне лично не из-за чего краснеть...

- В самый разгар войны в бывшей Югославии вы побывали на многих местах межнациональных столкновений. Какой след оставила война в вашем творчестве?

- В самые трагические для Сербии дни я не покинул страну. Я увидел воочию первые межнациональные конфликты... Это большая балканская трагедия. Тогда я понял, что не могу об не писать, и начал цикл путевых заметок, очерков о происходящем, которые сразу же публиковались в журналах и газетах. Одно издательство выразило желание издать заметки и мне пришлось основательно засесть за книгу – что-то добавлял, что-то переделывал, работа длилась три месяца. В 1994 году в Белграде вышла книга под названием «Сквозь балканские пожары». Было организовало три презентации – в Белграде, Деспотоваце и в рамках Ярмарки книг православных народов в Косово, в Пече. На презентации услышал повергшую меня в шок просьбу от одного серба: «Расскажите, пожалуйста, о Нагорном Карабахе!» Он прочитал мою книгу, обратился к истории Армении, начал интересоваться последними событиями. Моя презентация обернулась небольшой лекцией об Армении и Сербии, памятую о трагедиях этих стран. После подошел организатор ярмарки и намекнул на якобы предназначающийся мне сюрприз. В чем он заключался, я официально узнал позднее – вынесли решение о присуждении мне премии, носящей имя первого сербского архиэпископа Святого Саввы. Печ – это сербский Эчмиадзин. У меня была одна очень большая мечта – поговорить сербским Патриархом Павлом. Удивительно, но встреча состоялась. Меня поразили его глубокии познания истории и культуры Армении, страниц геноцида. Ему была известна деятельность Вазгена Первого, хотя он ни разу не был в Армении. Мы долго говорили о бездушном Западе, наших созвучных национальных проблемах, о церквях, истории и многом другом. В конце беседы он меня спросил: «Что вас привело в эти дьявольские времена в Сербию?» — Я ответил, что «пришел поднять свой армянский голос и поддержать Сербию от всего армянского народа, ибо, как известно, друзья познаются в беде! Каждый раз, приезжая в Сербию, я ощущаю на душе такое тепло. Ваша страна давно перестала быть для меня заграницей...» Патриарх тихо засмеялся и благословил меня: «Пусть Господь всегда будет с вами на этом тернистом пути...» И написал в моей Книге Памяти следующее:

«В эти тяжелые и судьбоносные для сербского народа дни гражданской войны больше чувствую и ценю дружбу с армянским народом, разделяя все страдания, которые он пережил в течение всей истории. Молюсь Богу, чтобы помог и сербам, и армянам, чтобы мы выстояли как избранные Богом нации. Выражаю свою благодарность господину Бабкену Симоняну за освещение истины о сербских страданиях.

Его Святейшество
патриарх Сербии Павле,
27.04.1994, Печ»

Вернувшись из поездки особенно вдохновленным, я продолжил свою деятельность. И тут же поступила новое предложение – другое издательство решило переиздать «Сквозь балканские пожары». Я предложил добавить в книгу новые материалы и ранее неопубликованные. Объем второго издания был уже в два раза больше.

- На какой стадии сербско-армянский словарь, над составлением которого вы работаете уже несколько лет?

- Около 30 % готово, 12 букв обработаны. Хочу отметить, что это будет первый сербско-армянский словарь, в который войдет 25 тысяч слов и словосочетаний, в задумках – и армяно-сербский. Я никогда не подходил к делу с личного ракурса – словарь будет полезен и студентам, и переводчикам с сербского и просто любителям. Один мой друг заметил, что выход словаря ознаменует не только мое торжество, как автора, но станет праздником для двух великих народов. Я чувствую, что это работа является одной из составляющих моей Сербианы. И чем больше работаешь, тем больше ощущаешь, как же мало ты сделал... А зачастую мне кажется, что все проделанное мною, такой мизер по своему объему. Приступая к новой работе, я ощущаю, будто начинаю все с нуля или с белого листа.

-Сколько сербов проживает в Армении?

- К сожалению, мало... Чуть более десяти человек...

- Чем занимаетесь в свободное время, если оно у вас бывает?

- Свободного времени практически не бывает, но если все же выдается такая минутка, я все равно занимаюсь Сербией – заглядываю в интернет, читаю новости, пишу сербским друзьям. Люблю выезжать на природу, ходить в гости, проводить время с друзьяи, которые мне очень дороги. Люблю, когда наряду со старыми друзьями, у меня появляются новые, от которых я узнаю много интересного. Также с гордостью заявляю, что люблю готовить вкусные блюда растительного происхождения. Как многолетний вегетарианец, люблю готовить изысканные блюда из овощей, отчего получаю такое наслаждение, как от работы над литературным произведением. То, что делается с душой, полной отдачей, всегда получается очень вкусно, будь то литература или кулинария. Конечно, кто-то меня и осудит за это, типа, что это за мужчина, который стоит у плиты?! Но ведь известно, что самые талантливые и прославленные повара и кулинары именно - мужчины.

- Что не сбылось в вашей жизни? О чем мечтаете?

- Всего я добивался с большим трудом, полагаясь на свои силы, волю и знания... Сбылась моя мечта стать профессиональным сербистом, а то, что касается литературы, это не сбывается, это судьба... Если суждено тебе быть поэтом, ты уже с рождения – поэт. Я посвятил свою жизнь Сербии и счастлив этим. Что не сбылось? О чем мечтаю?.. Мечтаю основать армяно-сербский журнал и армяно-сербский культурный центр, в котором все желающие могли бы изучать язык, историю и литературу, обмениваться мнениями и т.п. И хотел бы, чтобы Сербия, как и моя Армения, процветали и жили в мире и любви.

***

Бабкена Симоняна боготворят в Сербии, Геворг Эмин сказал о нем: «У каждого поэта есть одна родина, и это делает его бессмертным и богатым в мире. Бабкен Симонян богат вдвойне, у него две родины — Армения и Сербия». Являясь проводником между двумя культурами, в которых он расстворяется и обретает мощные крылья Вдохновения, он живет в своей стране, крепко объединившей Армению и Сербию. И имя ей – СЕРБИАНА.

Беседовала Елена ШУВАЕВА-ПЕТРОСЯН