Почему Болат Жамишев сам себя игнорирует
Почему Болат Жамишев сам себя игнорирует
Читать
Украинских диверсантов задержали в Севастополе
Украинских диверсантов задержали в Севастополе
Читать
В России поисковик Google оштрафовали на полмиллиона рублей за "незаконные" сайты
В России поисковик Google оштрафовали на полмиллиона рублей за "незаконные" сайты
Читать
Image Alternative text

Стоит ли ждать снижения цен на продовольственные товары?

>

Мнение эксперта о вступлении Казахстана в ВТО

Вступление Казахстана во Всемирную торговую организацию (ВТО) ничего не меняет. Цены на продовольственные и промышленные товары, как многие ожидают, не упадут. Фактически Казахстан уже давно член ВТО, и сейчас он оформит членство лишь де-юре. Потому и на потребительском рынке метаморфозы исключены, а концепция – производим мало, едим и потребляем много – не претерпит изменений. Представляем вашему вниманию мнение эксперта Тулкина Ташимова, распространенное агентством КазТАГ.

Почему Казахстан торопится стать членом ВТО? Здесь все более-менее понятно: власти рассчитывают придать ускорение темпам роста ВВП путем более глубокой интеграции в мировую экономику.

Суть в том, что международная торговля придает динамику мировой экономике, а также тянет за собой другие аспекты глобализации. В подтверждение этих слов можно привести статистику: за последние 50 лет объем мировой торговли промышленной продукцией вырос в 17 раз, в то время как сам объем мирового производства увеличился лишь в 6 раз. И еще. За последние 10 лет темпы ежегодного роста мировой торговли достигли 6,5%, тогда как совокупный ВНП вырос лишь на 2%.

И потом Казахстан стремится стать глобальным транзитным посредником между Европой и Азией, тогда как без реального членства в ВТО эта затея выглядит не совсем убедительно.

Не менее важно устранить еще имеющиеся ограничения в торговле. В частности, поправку Джексона-Вэника, введенную США еще во времена противостояния с СССР. Ее часто упоминают по время американо-казахстанских встреч на высшем уровне, а в начале марта 2009 года с просьбой отменить поправку во время своего визита в США выступил главный раввин Казахстана Ешая Коген. Но дальше обещаний «все тщательно обдумать» американская сторона не идет.

Между тем согласно правилам ВТО член организации получит режим наибольшего благоприятствования в торговле со всеми другими странами-членами организации. Поэтому пропахшая нафталином поправка будет отменена автоматически. И еще один плюс: преференции, предоставленные одному из членов ВТО, автоматически распространяются и на всех остальных членов организации.

Иное дело, когда процесс переговоров преподносится обществу как событие неординарное и особенное. Позвольте с этим не согласиться. Почему? Давайте рассмотрим на конкретном примере. В прошлую пятницу, как сообщил КазТАГ, казахстанская делегация во главе с министром по делам экономической интеграции РК Жанар Айтжановой поехала в Женеву для участия в 11 заседании рабочей группы по вступлению Казахстана в ВТО. Как того и следовало ожидать, нашу делегацию приветствовали представители США, Китая, Бразилии, ЕС и других стран, которые пообещали поддержку нашей кандидатуры. Надо честно признаться, что такие вояжи носят чисто технический характер, не более того.

То есть, вступая в ВТО, мы договариваемся с другими его членами о таможенных пошлинах. К примеру, Таможенный союз, который в ближайшие годы может трансформироваться в Евразийский союз, тоже процесс по большей части технический, но с очевидной политической подоплекой.

Сама история создания ВТО свидетельствует о чисто техническом характере процесса. Она образована в 1947 году, когда 23 государства заключили генеральное соглашение по торговле и тарифам (ГАТТ). В 1990 году ГАТТ уже насчитывал 90 стран-членов, а в 1995 году создана Всемирная торговая организация (ВТО) как преемница ГАТТ. Сейчас ВТО объединяет 145 стран-членов, и еще около 30 государств объявили о своем намерении войти в ее состав.

Даже проблема субсидирования США и Европейского союза (ЕС) собственных фермеров, вызывающая раздражение развивающихся стран, также носит технический характер, несмотря на попытки преподнести ее в политическом ракурсе.

Впрочем, выгоды и преимущества свободной торговли не предоставляются новому члену ВТО автоматически. Многое зависит от того, когда, на каких условиях и с какой степенью готовности Казахстан вступит в организацию.

Первый путь – это никуда не торопиться, спокойно обсудить все условия вступления в ВТО. Как это сделал Китай, процесс вступления которого в ВТО занял более 15 лет. В процессе переговоров Пекин обещал отменить «все применяемые по отношению к экспорту налоги и сборы» для всех своих товаров, за исключением 84 позиций. В том числе экспортные ограничения для девяти сырьевых материалов, таких как бокситы, кокс, флюорит, магний, марганец, металлический кремний, карбид кремния, желтый фосфор и цинк, которые, по мнению китайских властей, имеют ключевое значение для сталеплавильного производства, алюминиевой и химической промышленности. Пообещать-то пообещал, но не сдержал обещание. Летом 2009 года ЕС и США подали в ВТО претензии против китайских экспортных ограничений. Они указали, что эти ограничения создают преимущества китайским компаниям и проблемы для американских и европейских компаний. Пекин отреагировал быстро, сославшись на так называемые экологические соображения. На самом же деле проблема носит чисто экономический характер. На долю Китая приходится 60% мирового производства кокса, и он является одним из основных поставщиков остальных перечисленных выше материалов. А экспортные ограничения позволяют Китаю поддерживать внутренние цены на эти материалы на предельно низком уровне, приводя к сокращению предложения в остальных странах мира и вызывая повышение цен на них на мировом рынке.

Не только китайская предприимчивость и высокая скорость обучения новым технологиям, но и жесткая протекционистская политика позволила стране поддерживать и стимулировать высокие темпы роста ВВП. А также наращивать не только физические объемы собственной экономики (рост экспорта и увеличение положительного сальдо в торговле), но и ее качественные параметры (расти в технологическом плане).

Протекционизм в Поднебесной – государственная политика. При этом сами США и ЕС также ведут протекционистскую политику, субсидируя своих фермеров. Если Казахстан, как и Китай, сможет жестко отстаивать интересы отечественных производителей, то вступление в ВТО принесет очевидную пользу.

Второй путь – это максимально ускорить процесс вступления в ВТО. Как это в свое время сделали Кыргызстан, Молдова и Грузия. Кыргызстан стал членом ВТО 14 октября 1998 года, а сам процесс занял всего 3 года. Спешка привела к тому, что республика вынуждена была пойти на беспрецедентные уступки другим членам ВТО, в результате чего сильно пострадал аграрный сектор и промышленность. Страну заполонил импорт, а киргизская продукция оказалась неспособной конкурировать с ним ни по цене, ни по качеству. Это привело к банкротству предприятий и фермеров, свертыванию и ликвидации производств, резкому сокращению налоговых поступлений в бюджет. Не получили экономических преимуществ и мощного притока иностранных инвестиций Грузия и Молдова. В Молдове под угрозой банкротства оказались сельскохозяйственное машиностроение, табачная и винодельческая индустрия.

Между тем казахстанскую экономику сложно назвать конкурентоспособной. Согласно мировой практике отрасль считается конкурентоспособной, если на нее приходится не менее 3,25% мирового экспорта. Сначала о доле Казахстана в мировой торговле в целом. По прогнозам на 2011 год на долю Казахстана в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР) приходится 1% в экспорте товаров и 0,4% – в экспорте услуг. По итогам 2010 года удельный вес казахстанского экспорта в мировой торговле не превышал 0,39%. Теперь отдельно по отраслям. Так, доля Казахстана в сфере экспорта топливно-энергетических ресурсов составляет 1,3%, железа и стали – 0,9%. В 2011 году эти показатели существенных коррекций не претерпели. Вывод очевиден: при таких низких показателях выигрыш от участия в мировой торговле не может быть значительным.

Но и это еще не все. Очень быстро растет зависимость внутреннего рынка от импорта. Так, по данным Агентства РК по статистике, в 2010 году Казахстан импортировал более чем 93% верхней одежды, 90% автомобилей, 77% нижнего белья, 50% телевизоров, 37,5% хлопчатобумажных тканей, 45% электроприборов. В прошлом году эта зависимость еще более усугубилась.

Приемлемую же долю в мировой торговле Казахстан имеет по зерну (выше 5%) и муке (около 20%). Но этого пока крайне мало для того, чтобы преимущества ВТО трансформировать в высокие темпы роста отечественной экономики. Вся надежда на госпрограмму форсированного индустриально-инновационного развития (ФИИР), которая, быть может, даст Казахстану современную и конкурентоспособную промышленную инфраструктуру.

Кстати, вышеприведенная статистика зависимости от импорта свидетельствует о степени интеграции республики в мировую экономику. Де-факто Казахстан уже давно, с конца 90-х годов прошлого века, когда наша нефть вышла на мировой рынок, член ВТО. Сегодня данное членство оформляется де-юре.

И потому ждать снижения цен на продовольственные и промышленные товары не приходится. Хотя бы потому, что уже сейчас средние таможенные ставки на многие товары ниже средних таможенных ставок, применяемых в ВТО.